02:22 

Иерусалимотолчанка

Кажется, меня отпустил Израиль.

Шагая по веселому ночному Тель-Авиву, я ясно и остро прочувствовала, кто я этой стране.
Никто.
Чужак, который никогда не станет своим.
Так что по возвращении я решительно свалила из ульпана и запихнула толстый учебник на самую дальнюю полку. Английским надо заниматься, а не ивритом.

Хотя я полюбила два места, которые раньше вызывали у меня неприятие: Тель-Авив и Храм Гроба Господня. Притерлась, ногами промерила, и стала относиться много теплее и нежнее. Вопрос привычки.

Что меня опьяняло тогда, в октябре? Солнце? Первый выезд за границу? Чувство свободы и безответственности? Влюбленность?

Я вернулась в Израиль, он был холодный и мокрый. Я вернулась с готовностью ежеминутно решать проблемы: папа устал, для папы надо найти кафе и обеспечить стакан американо, и поймать такси, и найти лавочку в тенечке.

Ранним утром и поздним вечером я вспоминала, что я - сумасшедшая, что месса в полшестого утра (дождливого хмурого утра) - мой выбор, а жалобно попроситься под зонтик - отличный способ познакомиться с японским туристом, что качаться на качелях и петь морю песни здорово, и нет ничего зазорного в том, чтобы пить кофе с уличным торговцем.

Но быть сумасшедшей можно и в других городах и странах, хотя Иерусалим по-прежнему остается центром мира.

URL
Комментарии
2013-05-02 в 11:53 

Тавия
В основном безвредна. © Д. Адамс
Меня очень тянет туда опять. Читаю тебя и думаю, пройдет ли это после второй поездки.

И еще: ты совершенно волшебная сумасшедшая. Я тебе в этом несколько завидую.

     

Очипятки

главная